Неразлучники

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Неразлучники » Принятые анкеты » Оливер Хартли.


Оливер Хартли.

Сообщений 1 страница 2 из 2

1

1. Имя/фамилия
Оливер Эндрю Хартли
2. Возраст
16 полных лет (17 октября)
3. Группа крови
Вторая, положительная
4. Роль
Студент, второй курс академии
5. Способности
сила медведя
6. Внешность
Оливер не принадлежит к категории людей с яркой и впечатляющей внешностью. Выглядит на свой возраст, ни больше, ни меньше. Рост выше среднего, под метр восемьдесят, в телосложении нет ни тяжеловесности, ни излишней хрупкости. Способностей, приводящих к трансформации тела, у него раньше не наблюдалось.
Так что все вплоть до широких ладоней с длинными пальцами и немалого размера обуви, не раз становившегося предлогом для шуток окружающих, это его собственный удел.
Последняя характеристика, впрочем, не мешает парню обладать почти беззвучными шагами. А также хронически прямой спиной - вид у Хартли такой, будто он палку проглотил. Если он замечен без горделивой осанки и расправленных плеч, значит, юноша сильно потрясен или его тяготит тяжелое бремя. То же относится и к легкой полуулыбке, неизменно появляющейся на губах Оливера, пока он находится на людях, за исключением времени занятий. На которых он - сама прилежность и аккуратность, внешне в том числе. Одежда без единой лишней складки, даже темно-русые волосы, довольно короткие, лежат каждый день в идентичном легком беспорядке. Кажется, они и ранними утрами совсем растрепанными не бывают, только Хартли редко смотрит в зеркало, прежде чем приведет себя в порядок. За внешностью  своей он не слишком следит,  точнее этот факт упорно отрицает. В действительности есть лишь одна часть наружности, на которой парень часто заостряет внимание - глаза. Светло-карего цвета, который нередко именуют медовым или янтарным. Как правило, взгляд таких глаз не бывает холодным или колючим, в случае Оливера произошло исключение. Как бы ни был юноша улыбчив и приветлив, взгляд его выражает как минимум равнодушие, если не презрение. Оливер, раньше подолгу пытавшийся изменить это, а также упорно носивший очки, за которыми взгляд проще скрыть, попросту смирился и признал правдивость выражения "глаза - зеркало души". Тем более, люди не так часто заглядывают друг другу в глаза.
С последним партнером у Оливера был дар «зрение ястреба», что бескрайне его радовало. Лишившись же подобной силы, парень почувствовал себя практически слепым, мысль о линзах ему претит, хотя раньше носил их без зазрения совести.
Среди мелких деталей можно отметить привычку Хартли повышать тональность голоса к концу фраз, а также его порывы поправить очки, даже если они в данный момент отсутствуют, при крайней степени волнения.
В одежде предпочитает простоту и аккуратность, питая некоторые нежные чувства к классике. Рубашки светлых тонов, классические брюки составляют ту часть гардероба, которую он демонстрирует на учебе и вообще в людных местах. Даже в свободное время Хартли не любит выглядеть слишком небрежным, потому его нечасто увидишь одетым в то, что под руку попало. Такой вид он позволяет себе исключительно дома, позволяя себе вещи более практичные, часто из натуральных тканей и простого кроя.
7. Характер
Юноша в меру скромен, зачастую не в меру серьезен, хотя второе по возможности маскирует первым. Он выглядит прилежным, эдаким любимцем учителей, хотя от истины такие выводы далеки, как до луны, - особенные способности к учебе ему от природы не достались, а упорством всего не компенсируешь и хорошего отношения не купишь. При этом Хартли не так старателен в занятиях, к школе не относящихся. Упрямством юноша почти обделен, ему гораздо приятнее и проще уступить, проиграть, чем ввязываться в совершенно ненужные и не имеющие значения споры. Впрочем, честолюбия ему не занимать, а по вопросам значимым он своего не упустит. Пусть Оливер неконфликтен, трудновозмутим, но у всего есть предел, помыкать собой или, еще хуже, кем-то на его глазах, Хартли не позволит никому, на его пути стоять крайне не рекомендуется. Недаром принцип парня таков: цель оправдывает средства, но посторонним знать об этом не обязательно.
Иная ситуация с близким общением. Он привык не привязываться всерьез к людям, не быть доверчивым и откровенным с каждым встречным. Юноша редко подпускает кого-то к себе ближе, чем на расстояние вытянутой руки в физическом плане и до звания приятеля в социальном. Близких друзей завести не стремится, а к пытающимся узнать его поближе относится с опаской. Если исключение происходит, и человек все же добивается доверия, Хартли не начинает привязывать его к себе всеми правдами и неправдами. Пусть юноша с трудом впускает в свою жизнь посторонних, удерживать их Оливер не собирается. Кто-то видит в этом жестокость, другие - равнодушие. Сам парень готов согласиться с обоими вариантами, поняв, что в очередной раз ошибся и потенциальный "близкий человек" таковым не стал, потом порадоваться, что произошло это рано, а не поздно. Для остальных, то есть в сближении не заинтересованных, он вежлив и обходителен.
Одиночества собственного не чувствует, предпочитая скрывать его от себя самого, находясь в окружении большого числа людей. Скрытности в целом в его натуре предостаточно. Хартли из того типа личностей, что склонны умалчивать, а не провозглашать свои мысли на весь мир. Особенно в ситуациях, когда людям лучше видеть его располагающую улыбку, чем слышать о себе нелестные комментарии Оливера. Его пагубной привычкой можно считать непроизвольную, зато постоянно и бесконтрольно происходящую оценку окружающих, выявление их недостатков и оплошностей, иногда издевки над ними. Но не вслух, ни в коем случае. В некотором роде такие мысли придают парню уверенность в себе. С другой стороны, сам Хартли не считает подобное отношение к людям ненормальным, единственный момент, не устраивающий его, - возможность сорваться и высказать в лицо вчерашнему объекту наблюдений свои выводы относительно него. Впрочем, прецедентов пока было немного, молчаливость не дает общественности узнать о хранящихся в памяти парня кладезях информации, а высокомерие не плещется через край, чтобы юношу можно было уличить во взгляде на окружающих свысока.
Среди других особенностей стоит отметить патологическую склонность к порядку, которая стала полноценной привычкой. Из-за нее любой беспорядок приводит юношу в неминуемое состояние кипения. Что называется "руки чешутся" поскорее раздражитель ликвидировать, обычно в подобных ситуациях Оливер попросту покидает неугодную ему комнату, если же беспорядок учинил сосед, Хартли не только приберется, но и выговор организует.
Образ жизни неразлучников его несколько раздражает. Как при попадании в место своего «заключения» Хартли усмотрел в нем угнетение «особенных» обычными людьми, так точку зрения и не сменил. Поумерили его праведный гнев разве что смирение многих окружающих и, напротив, чрезмерно радикально настроенный первый партнер, который с первой встречи принялся строить с ним на пару планы едва ли не захвата мира.
Так что на людей Оливер злобу затаил большую, чем на неразлучников, хотя и считает, что они, по сути, те же люди, только несправедливо наказанные за чужое прошлое.
8. Биография 
В принципе, всю свою жизнь до комы Оливер мог охарактеризовать двумя словами: переезды и аллергия. Второе бремя было у Оливера сколько он себя помнил. Пригород Филтона, что в Глостершире, с его зелеными полями и чистым воздухом приводил его, еще мальчишку, не в полагающийся восторг, а состояние безудержного кашля и позорных ручьев слез. И вид такой заканчивался по большей части к насмешками сверстников и жалостливыми взглядами старшей сестры, всячески и с удовольствием его опекавшей. Шло время, пора цветения, как и любая пыль, все еще оставалась для Оливера мукой, а семья Хартли часто переезжала с места на место благодаря работе отца. Манчестер, Пембрук, Лидс, они нигде не задерживались дольше, чем на год. Поначалу Оливер тяжело переносил частые переезды, которым сопутствовали расставания. Но постепенно он привык к постоянному бегству и перестал стремиться завязать отношения с ровесниками.
Нелюдимым Хартли не был даже в детстве, но и душой компании стать бы не смог. У него всегда было сильно развито чувство справедливости, и Оливер не мог пройти мимо униженных и оскорбленных, ополчая против себя обидчиков. Очки, которые он тогда еще носил, нередко были биты, не говоря уже о самом мальчишке. Вот только скромным и покорным Оливера трудно было назвать: нападавшие уходили с места схватки в виде не лучшем, чем у самого Хартли. Проблемы на свою голову он умудрялся находить и самостоятельно, то и дело ломая кости после неудачных прогулок. Так что в памяти знакомых тогда людей он остался несуразным, вечно бледным и перебинтованным юнцом.
В возрасте лет пятнадцати, когда травмы стали более редки, хотя аллергия позиций не сдала, за плечами Оливера Хартли был десяток городов, где он жил, и не меньше дюжины разочарований в каждом. Какие-то люди раздражали его своей жестокостью, другие, напротив, покорностью. Некоторые приятели отворачивались от него без повода, другие предавали с видимой пользой для себя. Оливер скучал, отчего становился спокойнее и тише. Масла в огонь подливали и выматывающие его по ночам сны странного содержания, повторяющиеся ежедневно в течение трех месяцев. А семью больше всего заботило, куда бы в недалеком будущем отправить учиться безусловно любимого, но глуповатого юношу. Услышав список вариантов, "на радостях" Хартли вывихнул запястье. Далее события развивались стремительно. Уже привычное посещение больницы окончилось обмороком, перешедшим в кому. А очнувшегося Хартли встретила не обрадованная приходу в сознание родня, а незнакомые люди, закатившие лекцию на тему происходящего. Половину информации Оливер пропускал мимо ушей, вторую принимал с трудом – не каждый день посторонние лица заявляли о его собственной исключительности. Позже парню позволили связаться с родителями по телефону, но те были не особенно рады звонку, довольно прозрачно намекнули, что такому «проклятому» человеку место там, куда он и попал. Больше попыток наладить контакт Хартли не предпринимал.
Перемены в жизни заставили Оливера в первые недели быть "ниже травы", как говорится. Со временем,  свыкнувшись с новой действительностью, юноша принял решение оставаться более-менее серьезным и по возможности невозмутимым, благо негативную репутацию на новом месте создать себе не успел. Поначалу натура брала над ним верх, но постепенно Оливеру удалось свыкнуться с новыми реалиями и действительно стать таким, каким он хотел быть. Впрочем, травмы он впоследствии получал по-прежнему с незавидной частотой, на «радость» медиков, хотя уже по собственной неловкости, а не после драк. Аллергия на время отступила, зато бурным цветом расцвела его любовь к порядку, а также неприятие любых видов дискриминации. В том числе и людей по отношению к неразлучникам.
Возможно, Хартли и оставался бы не заметнее тени, не растряси его партнер - шумный и разговорчивый парень, тут же принявшийся всюду таскать новоявленного соседа, который появился здесь намного раньше.
Привыкание к новой жизни оказалось процессом не быстрым. И если нежданный переезд, уклад жизни неразлучников парень сумел принять довольно быстро, то появлением способностей, а также наличием того самого партнера дела обстояли хуже. Хартли раздражала необходимость быть связанным непонятно с кем. И сама способность, чтение прошлого, ни к чему приятному не приводила. Контролировать ее в связи с отсутствием опыта не удавалось, и без того критичный к окружающим Оливер узнавал зачастую нелицеприятные подробности чужих жизней и уверялся в собственном убеждении – сходиться с людьми не стоит. Хуже становилось и оттого, что первый партнер Оливера был радикально настроен по отношению к обычным людям, лелеял надежду на власть неразлучников во всем мире, и пропагандировал свои идеи с самого начала знакомства. А еще он считал, чем теснее отношения в паре, тем она сильнее. Не то чтобы у Оливера были предрассудки на счет отношений такого плана с парнями – его просто они не интересовали никогда. Держать себя в руках у него получалось почти полгода, но постоянный прессинг на эту тему в конечном итоге привел к бурной ссоре и разрыву пары.
На счастье Хартли, незадолго до этого случая он вновь изменил своему правилу, пусть до сих пор не хотел ни к кому привязываться, чтобы не испытывать в худшем случае боль потери. На этот раз он довольно близко сошелся с девушкой, уже пару месяцев желавшей сменить партнера – ее не устраивала полученная с нынешним партнером сила. Отношения Оливера с ней не выходили за рамки дружеских. Ее симпатию Хартли замечал, но в более тесных связях не видел ничего стоящего, еще памятуя о холодном расчете предыдущего партнера и прошлых своих неудачах.
Время тянулось, учеба длилась, «зрение ястреба» позволило Оливеру убрать очки на дальнюю полку и не опасаться увидеть что-то лишнее при контакте с другим человеком. Картину портило только явно заметное желание партнерши стать к нему ближе.
В итоге он почти дошел до нужной кондиции, чтобы настойчивой особе уступить, но по иронии именно в тот день она приняла решение разбить их пару. Нашелся подходящий кандидат, который готов был ее «ценить по достоинству». Так что Хартли вновь постигло разочарование. Оливер не стал долго переживать и сокрушаться, просто дал себе мысленно зарок больше глупостей не совершать, да про себя отметил, что "возлюбленный" теперь уже бывшей партнерши как нельзя лучше смотрелся бы в бандитском районе Глазго, а сама девица была недалекой и бесхарактерной изначально. Проснувшееся к ним неприятие дела не меняло – необходимо было срочно найти новую пару для себя.
9. Связь с вами
Скайп: fem_yuji_s
Почта: kailenn@rambler.ru
10. Пара
Гай Рид
11. Желаемый статус
Вслух не сквернословить.
12. Дополнительно
Имеет аллергию на пыль и на пыльцу некоторых растений.
Еще две его особенности: повышать тональность голоса к концу вопроса и наедине с собой напевать, несмотря на полное отсутствие музыкального слуха.
13. Реклама нашего форума:
http://silvercompas.mybb.ru/viewtopic.p … =12#p85287

+1

2

Принят.

0


Вы здесь » Неразлучники » Принятые анкеты » Оливер Хартли.


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC